@polittemnik

Зная бэкграунд Ивана Сафронова (а не знать это было невозможно), Дмитрий Олегович Рогозин, принимая его на работу, намеренно совершил поступок в поддержку молодого и способного журналиста. Учитывая, что год назад Сафронова вызывали на беседу в ФСБ относительно публикации чувствительной информации по оружейным контрактам, совершенно очевидно, что это было сделано с демонстративной прямотой. То есть, несло в себе элемент провокации. Вполне возможно, что руководитель «Роскосмоса» пытался таким образом составить Сафронову протекцию (проще говоря, «крышу»), зная, что последний находится в напряжённых отношениях со структурами контрразведки и что тема разглашения гостайны в рамках журналистской деятельности в отношении Сафронова уже звучала. Правда об уголовном деле речь не шла и ситуация была, хоть и щекотливая, но на грани между осуществлением профессиональной деятельности и разглашением защищаемой информации.

Однако, как видим, протекция не сработала, а вот провокация удалась. Сафронову предъявлено обвинение по ст. 275 УК РФ, а космическое ведомство вынуждено публиковать релиз о том, что претензии к новоиспечённому советнику касаются его предыдущей деятельности. Спасибо, конечно, но это всем было хорошо известно и без дополнительных разъяснений. Вопрос несколько в другом. Входя в руководство стратегической госкорпорации, сотрудник обязан пройти необходимые проверки.

Если он был принят на работу минуя эти формальности, то это камень в огород руководителя. Если руководитель знал о проблемах Сафронова, но принял его, например, из чувства внутреннего несогласия с набором претензий к журналисту, то это всё равно камень в его огород.

Поэтому, как ни крути, случившийся скандал это кейс Сафронова-Рогозина, но не только лишь исключительно Ивана Сафронова. В отношении последнего ещё трудно предсказать, чем всё закончится. А вот в отношении Рогозина, даже если обвинения с Сафронова будут сняты, мы явно можем видеть принятие мер, как минимум, воспитательного характера.

14:30 7 Июл. 2020г.