@criminalru

Во время недавней встречи с Владимиром Путиным гендиректор холдинга «Вертолеты России» Андрей Богинский взахлеб рассказывал главе государства о достижениях и перспективах отечественного вертолетостроения. Например, о создании вертолета на электрической тяге. Правда, он предпочел умолчать о том, что в основе очередного ноу-хау (также, как и ряда других) лежат старые разработки по созданию многоцелевого военного вертолета В-60, которым еще в 1980-х гг занимались специалисты «ОКБ имени Н.И. Камова» под руководством генерального конструктора Сергея Михеева. Правда, испытания новой модели Ка-60 состоялись только в 1997 году. Позже встал вопрос о ее рентабельности и дальнейшей окупаемости для государства, а в 2010-м, во время испытательного полета, с опытной машиной Ка-60 «602» произошла авария: несмотря на то, что члены команды были спасены, сам вертолет восстановлению не подлежал и фирме «Камов» было отказано в дальнейшем финансировании проекта. Идея начать работу над Ка-60 «с чистого листа» принадлежит команде главы Минпромторга Дениса Мантурова. Вот только с целью включения в госпрограмму развития гражданской авиации до 2015 года и далее, а значит и освоения бюджетных финансов, было принято решение представить проект не как модернизацию старого вертолета, а как создание новой модели, якобы «проектируемой с нуля»Ка-62. Схема выходила практически аналогичная той, что была реализована со скандально известным Sukhoi Superjet 100 в основе которого лежал Ту-334. Единственным ноу-хау в случае Ка-62 стала замена отечественного двигателя РД-600В (установленного на Ка-60) на импортный Ardiden 3G. Однако учитывая существенную разницу в оборотах выходного вала на взлетном режиме – 6000 об/мин и 21000 об/мин соответственно – возникала необходимость в перепроектировании всей трансмиссии (главный редуктор, вал, хвостовой редуктор). Несмотря на наличие в структуре «Вертолетов России» собственных предприятий, подчиненные Мантурова решили заказать соответствующие работы у австрийской компании «Zoerkler Gears GmbH & CoKG», чему не помешали ни официально декларируемое импортозамещение, ни специализация предприятия на изготовлении автомобильных компонентов трансмиссии. Единственным объяснением этой абсурдной политики может быть «перекачивание» перечисленных на реализацию проекта денежных средств на иностранные счета. В итоге, осенью 2018 года Мантуров возложил на австрийскую фирму ответственность за срыв сроков сертификации Ка-62, а вскоре было объявлено об отказе от использования иностранного двигателя и замене его отечественным, правда очень напоминающим французскую разработку.

11:01 12 Ноя. 2021г.